За что «репрессировали» кобыз?

Долгое время кобыз был «неугодным» инструментом. Так считали власти, уж больно мистический смысл нес и напоминал народу о его языческих верованиях.

Но начиная с 30-х годов прошлого века, пошла новая волна и музыканты пытались приспособить какие-то народные инструменты для игры в оркестре. У кобыза заменили конский волос на железные струны, и исчез особый шаманский звук. Сценическая версия этого инструмента зачастую больше напоминала скрипку, которую держали не типичным образом.

Но исследователи и музыканты-этнографы со временем вернули настоящий облик инструмента. Вот как его описывал Евгений Брусиловский:

«Внутри кобыза, на задней стенке, они прикрепляли зеркальце, а головку украшали пучком совиных перьев. В темноте юрты зеркальце отсвечивало от огня тагана красноватым цветом, кобыз пел свою древнюю, подвывающую песню, баксы истошным голосом кричал свои заклинания: "Нак! Нак!", и перья совы от его крика начинали шевелиться и трепетать. Такое действо подавляло психику простого, наивного степняка и диктовало ему волю высших сил, которой он должен был слепо подчиняться. В руках же простых музыкантов кобыз пел грустную песню казахского народа, кочующего по огромной степи в поисках Страны счастья — Жер уюк. Вообще, кобыз по характеру его звучания был как бы пессимистическим инструментом». 

Шаманским инструмент считался за необыкновенную способность передавать звуки животных: вой волка, клекот орла, лебединую перекличку. Играя на таком инструменте, не форсили, удаль свою не показывали, с его помощью излечивали.