Кирилл Герасименко: Для меня сменить страну – это шок

В конце прошлого года Герасименко первым из казахстанцев вошел в ТОП-100 лучших игроков мира по настольному теннису, заняв 98-е место. В 2018-м Кирилл, благодаря своим победам, максимально приблизился к 30-ке лучших. Парню всего 21 год, но он уже известная личность в мировом настольном теннисе. О саморазвитии, жизни в Китае и предложениях сменить гражданство Кирилл Герасименко рассказал в интервью проекту "Sports Nation".

- Кирилл, приветствую! Как дела?

- Здравствуйте! Все хорошо, супер. После долгого периода у меня долгожданный отпуск, и я очень рад оказаться дома, увидеть семью.

- Сколько не был дома?

- Год. Можно сказать, 10 месяцев. В декабре был гранд-финал, он проходил в Астане, и я все это время провел в зале.  

- Расскажи, где ты сейчас проживаешь и где занимаешься?

- Я прохожу тренировочные сборы в трех местах – это Италия, Германия и Австрия. В Германии больше всего провожу времени. У меня там клуб, за который я выступаю. В Италии очень хорошая база, там вокруг одни спортсмены – это олимпийский центр. Приятно там находиться. 

- Можешь пояснить, что такое клуб в настольном теннисе?

- Клуб – это больше как личное дело спортсмена. Потому что там приглашают менеджеры. Там 5 человек в команде, тренер. И у каждого клуба есть свой зал, приглашают разных спортсменов. Лига, суперлига считается лучшей в мире. Мой клуб был в лидерах, 4 года назад никому не проигрывали. Потом немного с финансами проблемы были, стали чуть хуже, но с моим приходом стали стабильнее.

- А есть название у клуба?

- Грендзао.

- В Германии это развито. Там любят настольный теннис и на него ходят?

- На каждый матч, независимо дома играем или на выезде, минимум от 600 до 1,5 тысячи человек. Это еженедельно на протяжении 9 месяцев. 

- Ближайшие соревнования, где мы сможем тебя увидеть

- Сейчас будет Чехия, в августе и Болгария. Я выбрал эти соревнования вместо азиатских игр, поскольку на азиатских играх очень мало очков рейтинга дается. На этих двух турнирах можно много очков заработать, чтобы квалфицироваться на олимпиаду по рейтинговой системе.

- Тебе всего 21 год. 17 лет ты занимаешься настольным теннисом. Получается, тебе было 4 года, когда ты в руки взял ракетку.

- Да, все верно. На тот момент отец был тренером, он брал меня в зал. Думал, что я никогда не буду играть. Я встал, взял мяч, начал набивать. С первой тренировки играть начал. Старшая группа брала меня с собой и я начал с ними играть. Отец, когда увидел, что у меня талант, взял меня за руки и с 6 утра со мной занимался. У нас дома были кассеты, мы смотрели игры китайцев, немцев, как они играют. Я восхищался теннисом и тренировался много. 

- Когда ты понял, что этим можно профессионально заниматься и что теннису можно посвятить свою жизнь?

Я это понял, только когда в первый раз выехал в Австрию. В когда Казахстане играл, в 12 лет стал мастером спорта, в 15 выиграл чемпионат Казахстана и подумал, видимо все. У нас в стране почти невозможно этим заработать деньги, даже если профессионально заниматься. Потом, когда уехал в Австрию, я увидел, как они тренируются по 6-8 часов в день, смотрел на них и желание выросло в 2 раза. Начал с ними разговаривать, узнавать сколько зарабатывают и понял, что возможно заниматься любимым делом и зарабатывать хорошие деньги.

- В большом теннисе - большие призовые. В настольном, насколько они велики?

- Стандартные от 40 тысяч до 80, 120 тысяч долларов. Первое, второе, третье место и эти деньги распределяют на эти места.

- Много таких турниров и как туда заявляться?

- Заявляет федерация. Таких турниров очень много. 20 точно есть. 

- Правда, что теннисисты могут по 10 часов тренироваться?

- Конечно, если есть желание, если есть человек, который хочет с тобой тренироваться, то нет никаких барьеров, чтобы тебя останавливали.

- Ведь пришлось выбирать между учебой и спортом. В твоем случае, как это происходило?

- Я когда учился в 5-м классе, уже тогда неплохо играл на казахстанском уровне, тогда пришлось решать, буду ли я в школе учить, зубрить, либо я буду ездить по разным странам, будет много друзей из-за рубежа. Я, конечно, выбрал настольный теннис, чтобы по всему миру поездить, показать себя.

- Поддержка федерации, государства, ощущается, она есть?

- Национальный олимпийский комитет меня спонсирует. Оплачивает мне перелеты, сборы, проживание. Ни у одной другой страны такого нет. Никто себе не может позволить того, что я могу. Если только это не Германия или Китай.

- При этом на тебя выходили представители других стран с предложением принять их гражданство и выступать за их страну. Что за страны это были и что ты им ответил?

- Нидерланды, Россия, Австрия. Но для меня поменять страну – это самое плохое, что можно сделать. Потому что государство помогает тебе, столько всего хорошего делает. Для меня сменить страну – это шок. Я им отвечал, что спасибо за приглашение, но я откажусь и буду выступать за Казахстан. 

- Какое-то время ты прожил в Китае. Они по сути лучшие в мире. Чему у них можно научиться? 02.28 

- Я год там жил. Ты встаешь в 5 утра. Идешь на завтрак и ежедневно тренировки по 7-8 часов. Во-первых, у тебя очень сильные спарринги, в игре очень высокая скорость, высокая скорость вращения мяча. Когда ты играешь на таком уровне, то потом, на соревнованиях тебе гораздо легче. Ощущение, что любой мяч, который тебе подает соперник – это подарок. 

- После этого ты пожил в Австрии. Насколько сильно отличается европейский стиль от азиатского?

- Я незнаю как, но так получилось, что я год пробыл в Китае, потом уехал в Европу. В Китае я закалил в себе такой характер, что надо много тренироваться. В Европе больше тренируют твой талант. Развивают то, что ты лучше всего умеешь. В Китае я улучшил свою технику и физические данные.

- В каком положении настольный теннис в Казахстане?

- Когда я начинал и до того момента, когда стал чемпионом страны, то тогда был ниже среднего уровень. Уже намного лучше стало, финансирование на должном уровне, спортсменов стало больше, которые могут тренироваться, верят, что могут зарабатывать, играть за клубы. Сейчас начинают строить залы у нас.

- Федерация пыталась привлечь иностранных теннисистов в сборную. Речь о китайцах, у которых очень высокая конкуренция за место в основе, у нас напротив не хватает людей. Почему не получилось?

- Во-первых потому что китайцы требуют лучших условий, лучших зарплат. Самых высоких, которые можно взять. Поэтому и не смогли договориться.

- В данный момент, в Казахстане у тебя нет спарринг-партнера?

- Для моего уровня, чтобы расти дальше и выше, пока нет. Но чтобы поддерживать уровень у нас есть 3-4 человека.

- Вообще у национальной команды часто бывают сборы и есть ли состав?

- Да, они почти каждый месяц на сборах. Они живет в Астане, другой в Караганде и двое в Алмате. Чтобы их всех вместе собрать проводят сборы, чтобы они вместе тренировались. Есть 4 мальчика и 4 девочки. Плюс берут наших ветеранов, которые хорошо играют. 

- Какую роль в твоей жизни сыграл отец?

- Все результаты, которые у меня есть, это все его заслуги. Когда не было зала, он договаривался с людьми, чтобы мы могли заниматься на дому у друзей, в школах. Вставали в 5 утра. Он поднимал нас со старшим братом, и приходилось тренироваться. С 5 до 7:30 тренировка, потом на учебу, с 3 до 10 вечера я снова в зале. Я благодарен ему очень сильно.

- Спасибо за интервью.

- Спасибо большое.