А. Янушкевич: Акмола – это будущий центр и столица казахской степи

Адольф Янушкевич. Увидеть будущее

 Эх, уж и не знаю, смогу ли я открыть вторую Ниневию.

- Ниневию? Что это? – спутник, что постарше, явно азиатской наружности, переспросил удивленно.

Это такой древний город – Каракорум, - его собеседник жадно вдохнул терпкий степной воздух и, улыбнулся.

– Красота какая, вот помяни мои слова, Кунанбай, когда-нибудь это место станет самым центром всего степного края.

Два всадника, по виду добрые приятели, немного отстали от каравана. Вдали, на берегу Ишима, виднелись очертания недавно построенной крепости. Они почти приехали. Казахский бий и польский повстанец, который предсказал будущее Астаны. Его имя - Адольф Янушкевич.

Новая родина

Вся его жизнь полна сбывшихся пророчеств. В Варшаве, в одном из красивейших прогулочных улиц - Краковском предместье, установлен монумент поэту Мицкевичу. Они с Адольфом были дружны.

Адольф Янушкевич родился в 1803 году,  он учился на литературном факультете, писал стихи, танцевал мазурку, стал депутатом сейма. Его ждала блестящая карьера, собирался жениться и верил в свободное будущее Польши. Но в 1830 году вспыхнул Варшавский мятеж. Адольф не мог остаться в стороне. Восстание готовилось давно, мятежники добивались отделения Царства Польского от России. Но через год восстание было подавлено.

На Польшу была наложена контрибуция, власти ввели жесткую цензуру. В Варшаве построили крепость, пушки которой смотрели не из города, а на город. В Сибирь отправили первые подводы с польскими мятежниками. В то время в Сибирскую ссылку отправилась большая часть польской интеллектуальной элиты, некоторые из них попали в эмиграцию на Запад. Адольф Янушкевич эмигрировать не успел, в боях с российскими войсками он был ранен 7 раз. В итоге попал в пен, где его приговорили к смертной казни. Однако позже ее заменили на пожизненную ссылку в Сибирь. Так он лишился всех дворянских прав и привилегий. Из глубины России Адольф попадает в Северный Казахстан, в деревню Желяковка, что недалеко от Петропавловска. В то время там проживало очень много поляков. Он старается найти земляков и обустроить свой быт. Сажает плодовые деревья, огород. Переписывается с родными и невестой Стефанией, которая долгое время намеревалась приехать к нему. Но Адольф не хотел ей такой судьбы и вернул кольцо. Янушкевич выучил казахский язык и всей душой полюбил новую родину. Он даже одевался согласно степным обычаям.

«Когда мне случается мчаться по степи на хорошей лошади, я испытываю необъяснимую радость, пою, сердце мое разгорается, растроганный, я вспоминаю мою семью, мечтаю, как во сне моей юности». Адольф Янушкевич.

С 1841 года Адольф служил в Омске, секретарём комитета «по уложению проекта киргизского права». И по долгу службы много ездил по казахским степям.

Другой Кунанбай

«Я переезжал через высокие горы, населенные медведями, маралами, оленями, вплавь перебирался через реки, неведомые в Европе, а над ними впервые за 12 лет услышал я милые песни соловья. Я видел киргизские племена, кочующие в составе тысячи и более юрт на протяжении 25 верст, покрытых косяками коней, верблюдов, баранов и рогатого скота чудной красоты». Адольф Янушкевич

Бесконечный степной простор просто заворожил его. «Я дышу полной грудью, как араб в пустыне», писал Янушкевич.

«Во время праздника я слышал уленши. Это киргизские трубадуры, барды степи, великие поэты, импровизации которых, как и талант исполнения, невольно перенесли меня в средние века, ибо только там, под каменными сводами готического замка, у какого-либо владетельного барона, мог бы я найти то, чему был сегодня свидетелем под навесом киргизской юрты».  Адольф Янушкевич

И с удивлением рукоплескал ораторам, которые никогда и не слышали о Демосфене и Цицероне, а сегодня передо мной выступают поэты, поражающие меня своими талантами!», – восхищался Янушкевич.

Когда именно познакомился Адольф Янушкевич с отцом поэта Абая, неизвестно. Но общались они часто. Можно сказать, были дружны. Адольф даже нянчил годовалого Абая. Мало того, по преданию он спас Абая от неминуемой смерти, попросту вылечил. Насколько это правда, неясно. Известно только, что Адольф Янушкевич действительно лечил многих в степи, он сам об этом пишет в своих дневниках. И в них же Кунанбай предстает совсем другим человеком.

«Облечённый доверием сильного рода тобыкты, избранный на должность волостного управителя, исполняет её с редкостным умением и энергией. Когда-то он был красивым мужчиной, нынче на его лице следы оспы… во время вдохновенной речи он заставляет слушателей забыть о своем обезображенном лице». Адольф Янушкевич

Степная Ниневия

«В Семее, построенном на месте разрушенных джунгарских городов, население составляет около 7 тысяч человек: большая часть татары, ташкентцы, бухарцы. Поэтому в городе имеется шесть или семь мечетей и одна церковь. Везде используется казахский язык. Половина чрезмерно культурного в этих краях русского населения свободно говорит на этом языке, как наши милые дамы разговаривают на французском». Адольф Янушкевич

Из Омска через Семипалатинск и Аягуз к отрогам Джунгарского хребта, озера Ала-Коль, Балхаш – около полугода длилось это путешествие.

На берегу Ишима находится памятник Кенесары Касымову. Астана - самый центр Евразии. Но почти 200 лет назад это место выглядело совсем иначе. Просто степь, река, небольшое Акмолинское укрепление.

Через Акмолу лежал путь правительственной комиссии под руководством генерала Вишневского. Делегация от России ехала на встречу с султанами - это последние султаны казахской степи, которые подписывали свое вхождение в Российскую Империю. Еще одной важной миссией экспедиции было получение поддержки султанов в борьбе против мятежного хана Кенесары.

Янушкевич оказался в самом центре исторических событий, общался со всеми, кто принимал участие в этом «степном конгрессе». Адольф был привлечен, как человек, хорошо владеющий казахским языком. Сопровождающим делегацию из России был назначен Кунанбай.

Янушкевич записывает то, что видит вокруг, то, что с ним происходит, то, что рассказывает ему Кунанбай. Эти записи через полтора столетия станут важнейшим источником казахстанской истории.

«Киргизы бросили кыстау, то есть зимние стоянки. После нескольких месяцев они могут юрты, примерзшие к земле, сложить на горбы верблюдов и со всем имуществом, с табунами коней, стадами коз и овец начать путешествие, которое окончится только с приходом морозов. День всеобщей радости. Ранее грустный, прокопченный дымом киргиз с веселым лицом садится на лучшего скакуна и с молодцеватым видом вьется на нем среди выступивших в поход». Адольф Янушкевич

Именно в этой поездке польский поэт и напишет в своем дневнике слова, которые спустя 150 лет сочтут пророческими.

Акмола – это будущий центр и столица казахской степи.

Первая половина XIX века – время археологических открытий, в Ираке найден библейский город Ниневия. Янушкевич ищет в степи свою Ниневию – монгольский город Каракорум, и собирается писать работу о происхождении казахского народа, которому предрекает великое будущее.

«Народ, который одарен Творцом такими способностями, не может остаться чуждым цивилизации: дух её проникнет когда-нибудь в киргизские пустыни, раздует здесь искорки света и придёт время, когда кочующий сегодня номад займет почетное место среди народов» . Адольф Янушкевич

В 1856 году умер Николай Первый, что регулярно вычеркивал имя Янушкевича из списка помилованных, и Адольф после двадцатичетырёхлетней ссылки вернулся домой. Возвращение не было радостным. Невеста не дождалась, здоровье подорвано, и через год революционер, романтик, этнограф, поэт Адольф Янушкевич скончался от туберкулеза. Не суждено ему было найти древний город и написать книгу об истории казахов.

Когда пророчества сбываются

Полтора века спустя… Астана – столица Казахстана. Все также отражается в Ишиме солнце, все также манит пряными запахами степь, и все также актуальны эти строки.  

Только в этих краях, пожалуй, можно наблюдать тенденции, которые наблюдаются в Соединенных Штатах Америки. Для Европы с многочисленным населением это явление незнакомо – словно из-под земли вырастают, как грибы, новые  населенные пункты. К примеру, Акмола, является будущей столицей всего степного края. Адольф Янушкевич.