«Случай привел меня в Китай. Несколько странное объяснение, если знать все обстоятельства». Именно так начинается Кульджинский дневник Валиханова.

«Отправить особое лицо, снабженное письмом от главного начальства Западной Сибири к кульджинскому начальству, а также инструкцией, как ему действовать в предстоящих переговорах». Отношение управляющего Министерством иностранных дел генерал-губернатору Западной Сибири 23 мая  1856 год

ОСОБОЕ ЛИЦО

В 1851 году Китай и Россия заключили договор, согласно которому русские и китайские купцы могли свободно торговать друг с другом. Китайские власти даже отвели специальные территории для строительства торговых российских факторий. Они так и назывались - контора.

Торговый оборот резко увеличился. Товары, поступающие из Семипалатинска, стали вытеснять подобные китайские. И в 1854 году недовольные торговцы, по некоторым данным, подстрекаемые британскими агентами, сожгли российскую факторию, посол чудом спасся. Участились нападения на караваны, отношения с Поднебесной империей испортились, в тоже время Британия активно продвигается в Китай. На этом фоне Чугучакская катастрофа, ее так и называли в донесениях, принимает угрожающие масштабы.

Из инструкции министерства иностранных дел. 1856 год:

«Добиться решения дела с Китаем дружелюбным путём, скорее восстановить прерванные торговые отношения».

Миссия сложная и опасная. И случайных людей в кульджинской экспедиции не было, и быть не могло.

Перемышельский был отозван из московского отпуска в Петербург, где получал указания лично у императора Александра. И тут вдруг появляется Валиханов, тогда адъютант генерал-губернатора Гасфорта.

«В качестве представителя от России первоначально был назначен подполковник Перемышельский, пристав казахов Старшего жуза, но впоследствии  эта миссия была поручена  Чокану Валиханову». А. Маргулан

Что случилось с Михаилом Перемышельским – неизвестно. И как в этой миссии оказался Валиханов тоже непонятно. Согласно некоторым  версиям,  Михаил Дмитриевич имел пагубную страсть к спиртным напиткам. И, якобы, Гасфорт приставил своего адъютанта присматривать за увлекающимся подполковником. Версия критики не выдерживает. Подполковник, если и увлекался, дело свое знал крепко. Кстати, именно ему было поручено заложить новое укрепление Верное близ китайской границы. Случилось это как раз в год  Чугучакской катастрофы.

Через это укрепление и ехал Чокан. Но вот упоминаний о Перемышельском в связи с поездкой в Кульджу, кроме первоначальных донесений, нигде в документах пока не найдено. По версии академика Маргулана, Валиханову поручено действовать, во всем совещаясь с консулом в Кульдже – Иваном Захаровым.

Валиханову всего 21 год, накануне за особые заслуги он получил  внеочередное звание поручика, но особого опыта переговорщика у него нет. Могли ли ему доверить подобную миссию? Часть ученых полагает, что вполне. Он только что вернулся из путешествия на Иссык-Куль. 5 дней отдыха у султана Тезека в Алтын-Эмеле, затем - Капал. Оттуда  = еще  цитата, «дабы придать значения и веса переговорщикам к границе отправляется отряд».

«В состав отряда наряжено 75 казаков копальского отряда, 50 казаков, сменяемых с лепсинского поста, а затем один взвод в составе 120 рядовых и один взвод конно-артиллерийской  батареи». Гасфорт из рапорта военному министру от 23 июня 1856 года

Параллельно приказано значительно усилить урждарский отряд. Присутствие военных на границе может иметь благотворное влияние на китайские власти, так полагали в Санкт-Петербурге. Но в дневнике Чокана миссия по большей части выглядит как забавное  путешествие. То ли потому, что поручика интересовало нечто другое, толи потому, что столь юный офицер уже точно понимает - что доверить дневнику можно, а что - исключительно для служебного пользования.

ПУТЕВОЙ КАЛЕЙДОСКОП

1 августа 1856 года достигли границы, представитель китайской стороны  должен был сопровождать миссию далее.

«Мандарин вошел в юрту и, стоя с наклоненным вперед корпусом, начал, скребя горлом, как ученый скворец, свои приветствия. Осведомился о состоянии наших желудков: (обедали?). потом, как говорят китайцы, «понюхал», наше здоровье, спросил о дороге, «понюхал», еще о чем-то и еще. Во все время речи крепко держался принятой позитуры, только по временам разводил руки...». Ч. Валиханов

Переходя реку Хоргос, пишет Валиханов, подверглись нападению  бесчисленных полчищ комаров, которые своей многочисленностью образовывали густую тень. И далее по тексту. от жары тень была бы очень кстати, только не подобная. От этих комаров изъян по всему лицу, возмущается Чокан. На Хоргосе  устроились на ночлег.

«…под головой у меня был просто погребец, углы которого сильно врезались в затылок. Я спал, как султан на мягких диванах своего гарема, уткнувшийся в роскошные и нежные формы какой-нибудь «розы наслаждения». Я чувствовал давление под головой, но мне снилось, что это белоснежная рука красавицы, обнявшей мою голову.. Мне было страшно досадно, когда разбудили и сказали, что верблюды уже на ночлеге….».Ч. Валиханов

Пятого августа въехали в Кульджу, отвоеванная столица джунгарской империи. Чтобы упрочить свои завоевания китайцы на реке Или в 1764 году, там, где была ставка джунгарских ханов, основали город. И назвали ее Хон Юань Чень, город известный у нас под названием Кульджа. Так писал Чокан Валиханов.

«Каждый дом говорит за всю империю и характеризует ее сомкнутость и несообщительность. Всякий дом обнесен, как весь город, глиняной стеной, и кажется, загородился для того, чтобы не видеть своего соседа и не говорить с ним». Ч. Валиханов

Вообще, Чокан, если судить по дневнику, ведет жизнь достаточно праздную. Как будто и нет никакой важной миссии. Ездит на охоту, детально описывает  быт, что выращивают, что едят, как ведут себя в повседневной жизни.

«Китаец трудолюбив до невероятия. Яблок много, но нехорошие, арбузы тоже. Груши ароматны, напоминают французские жюльетки, утки обыкновенные,  мясо дешево - 4 копейки, китайские гуси с рогом на носу – невкусные». Валиханов много рисует, учит китайский язык и заигрывает с девушками.

«Меня называли  хорошенький лоя - господин. Должно быть, жирная китаянка нашла меня тоже недурным, ибо выказала ко мне чрезвычайное внимание, подавши трубку. Так как я не чувствовал к ее плоскому носу никакого расположения и давно уже страдаю за свой плоский нос и не могу его как-нибудь поднять в середине шишкой, то и не обратил на нее внимания». Ч. Валиханов

ПАЛЕЦ УДИВЛЕНИЯ

Кульджинский хлеб, он всегда славился своей белизной. И когда тут был Чокан Валиханов, он открыл секрет этого белого хлеба.

«…это зависит от того, что при молотьбе вымачивают зерно водой. Подобный способ приготовления муки дает белизну, но испеченный хлеб скоро черствеет». Ч. Валиханов

11 августа начались переговоры, у Валиханова упоминаются в виде роскошного обеда из 100 блюд. Бог знает, что там было, и каракатицы и пауки, поросенок занимал первое место. Но откушать все эти яства Валиханову не довелось. Он там сильно заболел, очень мучился зубной болью, но никакие средства ему не помогали.

Хотя и был Чокан подготовлен к поездке и читал порядочно, и рассказы приятелей слушал - к примеру, его друг Григорий Потанин накануне в Кульджу зарплату привозил сослуживцам, но тем не менее, увидел столько диковинного, - что  цитата,  «не раз клал палец удивления в уста и все упование возлагал на аллаха»

Не дневник, а мини энциклопедия, написанная в легком, местами даже в фривольном стиле. Краткий словарь монгольских, китайских и тюркских слов. Легенды, в том числе и о происхождении тюрок.  И несколько историй из китайской истории.

«У китайцев народ разделяется на мин и чен. Мин - это чернь, а чен - все служащие, собственно - оно означает - слуга царя. Кстати, от чего происходит русское слово чиновник. Одни говорят от церковного чиновник - мальчик, читающий перед архиереем, что означает обрядчик. Другие же производят его от китайского чен». Ч. Валиханов

«Как закинет судьба в такую местность – восхищаешься, а потом все это начинает надоедать. И опять хочется на  свободу, на ровную степь». Ч. Валиханов. Дневник поездки в Кульджу. 1856 год

Согласно полному собранию сочинений Валиханова, Кульджинский дневник заканчивается 12 октября. Когда закончилось само путешествие, неясно. Опять же согласно имеющимся сведениям, договоренности по выплате ущерба и возобновлению торговли были достигнуты.

Валиханов на обратном пути из Кульджи заехал в Семипалатинск, где встретился со своим другом Достоевским, познакомился с Семеновым-Тяньшанским, рассказал ему о Кульдже и, через два года, с подачи Семенова, отправился в Кашгар. И это его путешествие затмит все прочие.

Подробнее в выпуске проекта «Загадки истории»

Материал подготовила Айгуль Айтмуханова

Нашли ошибку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter



Похожие новости

Комментарии